skysmith: (привет)
[personal profile] skysmith


Ученый, чьи идеи не нашли признания в академической среде, но были высоко оценены практиками.

Мемуары Эдварда Торпа читаются как триллер — носимые компьютеры, которых не постыдился бы Джеймс Бонд, темные личности, великие ученые и попытки отравления (а также намеренная порча машины Торпа в расчете на то, что с ним случится авария посреди пустыни). Книга показывает нам строгого и методичного ученого, который наряду с поисками своего места в жизни не забывает о деньгах, знаниях и веселье. Торп также известен как человек интеллектуально щедрый, готовый делиться своими открытиями даже с незнакомыми людьми (и не только посредством текстов, но и лично) — мы часто ожидаем этого от ученых, но они не всегда оправдывают наши надежды. Он скромен — возможно, единственный скромный трейдер на Земле, — и лишь внимательный читатель может заметить, что его вклад гораздо больше, чем он пытается показать. Дело в простоте и прямолинейности его идей, которые не нашли особенного признания в академической среде, но были высоко оценены практиками. В этом тексте я не пытаюсь объяснить или пересказать книгу — Торп, что неудивительно, пишет ясным и увлекательным языком. Я, будучи трейдером и математиком, работающим в области финансов, пытаюсь показать контекст и важность его открытий для сообщества ученых и инвесторов.

А кон­текст таков: Эд Торп стал пер­вым со­вре­мен­ным ма­те­ма­ти­ком, успеш­но ис­поль­зо­вав­шим ко­ли­че­ствен­ные ме­то­ды для рас­че­тов, свя­зан­ных с при­ня­ти­ем риска, и, без­услов­но, пер­вым ма­те­ма­ти­ком, ко­то­рый до­бил­ся фи­нан­со­во­го успе­ха этим путем. Позже их было до­ста­точ­но, вклю­чая ребят из Уни­вер­си­те­та в Сто­ни-Брукс, но это было после. Его глав­ный и самый при­ме­ча­тель­ный пред­ше­ствен­ник, Дже­ро­ла­мо (ино­гда его на­зы­ва­ют Дже­ро­ни­мо) Кар­да­но, эру­дит и ма­те­ма­тик XVI века, в неко­то­ром роде на­пи­сав­ший первую вер­сию «По­бе­ди ди­ле­ра», был азарт­ным иг­ро­ком. Играл он неудач­но, и не в по­след­нюю оче­редь по­то­му, что иг­ро­ма­ны не умеют иг­рать рас­чет­ли­во — до­ста­точ­но по­смот­реть на ка­зи­но в Мон­те-Кар­ло, Лас-Ве­га­се и Би­ар­ри­це, по­стро­ен­ные на их день­ги, чтобы в этом убе­дить­ся. Книга Кар­да­но «Об азарт­ных играх» (Liber de ludo aleae) сыг­ра­ла важ­ную роль в даль­ней­шем раз­ви­тии тео­рии ве­ро­ят­но­стей, но, в от­ли­чие от книги Торпа, вдох­но­ви­ла боль­ше ма­те­ма­ти­ков, чем иг­ро­ков. Дру­гой ма­те­ма­тик, фран­цуз­ский про­те­стант, бе­жав­ший в Лон­дон, Аб­ра­хам де Муавр, тоже был за­все­гда­та­ем игор­ных за­ве­де­ний. В 1718 году он на­пи­сал труд «Док­три­на шан­сов», в ко­то­ром об­на­ру­жил спо­соб рас­счи­тать ве­ро­ят­ность на­ступ­ле­ния иг­ро­вых со­бы­тий. И он тоже с тру­дом сво­дил концы с кон­ца­ми. Можно вспом­нить еще с пол­дю­жи­ны ма­те­ма­ти­ков-кар­теж­ни­ков, и среди них ве­ли­ких Ферма и Гюй­ген­са, ко­то­рые либо оста­ва­лись при своих, либо про­иг­ры­ва­лись в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни. В общем, до Эда Торпа ма­те­ма­ти­ки лю­би­ли азарт­ные игры пре­иму­ще­ствен­но без­от­вет­но.

Метод Торпа вы­гля­дит сле­ду­ю­щим об­ра­зом: нужно опре­де­лить кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство, то есть фак­тор, ко­то­рый поз­во­ля­ет обер­нуть шансы в поль­зу иг­ро­ка. Это пре­иму­ще­ство долж­но быть про­стым и оче­вид­ным. На­при­мер, ис­поль­зуя вы­чис­ле­ние мо­мен­та им­пуль­са ру­лет­ки с по­мо­щью пер­во­го но­си­мо­го ком­пью­те­ра (его со­общ­ни­ком в этом деле был ве­ли­кий Клод Шен­нон, отец тео­рии ин­фор­ма­ции), он до­бил­ся пре­иму­ще­ства иг­ро­ка в пре­де­лах одной став­ки при­мер­но в 40%. Но это от­но­си­тель­но про­сто. Слож­но пре­вра­тить это пре­иму­ще­ство в день­ги на бан­ков­ском счету, еду в ре­сто­ра­нах, мор­ские кру­и­зы и по­дар­ки дру­зьям и род­ствен­ни­кам. Важно до­зи­ро­вать став­ки — не слиш­ком мало, но и не слиш­ком много. Торп про­де­лал боль­шую ра­бо­ту в этом на­прав­ле­нии, а позже по­след­ний участ­ник ин­фор­ма­ци­он­но­го трио, Джон Келли, по­до­спел с тео­ре­ти­че­ской базой — впро­чем, ра­бо­чим ин­стру­мен­том фор­му­лу Келли сде­лал опять же Торп. Пре­жде чем пе­рей­ти к об­суж­де­нию ста­вок, да­вай­те ска­жем еще пару слов о про­сто­те. Для уче­ных кол­лег Торпа, имев­ших иные кри­те­рии, неже­ли ме­не­джер его банка или бух­гал­тер, гора ро­ди­ла мышь — и им это не очень по­нра­ви­лось. Они пред­по­чли бы, чтобы мышь ро­ди­ла гору. Дело в вос­при­я­тии слож­но­сти. Чем слож­нее, тем лучше; про­стую ра­бо­ту не будут ци­ти­ро­вать, и ин­декс Хирша у нее будет ма­лень­кий, а зна­чит, уни­вер­си­тет­ские бю­ро­кра­ты, спо­соб­ные оце­нить толь­ко рей­тин­ги, а не суть, оста­нут­ся недо­воль­ны. Толь­ко ве­ли­ким ма­те­ма­ти­кам и фи­зи­кам уда­ет­ся от­ка­зать­ся от этого услож­не­ния ради услож­не­ния (да и то, судя по тому, что я слышу в по­след­нее время, при со­вре­мен­ных прак­ти­ках ран­жи­ро­ва­ния и фи­нан­си­ро­ва­ния в науке это ста­но­вит­ся все слож­нее).

Эд вышел из ака­де­ми­че­ской среды, но все­гда вы­сту­пал за обу­че­ние на прак­ти­ке. «Спу­стив­шись на землю», вы на­чи­на­е­те пред­по­чи­тать мак­си­маль­но про­стые ме­то­ды, с ми­ни­маль­ны­ми по­боч­ны­ми эф­фек­та­ми и без скры­тых про­блем. Гений Эда про­явил­ся в том, что он сфор­му­ли­ро­вал очень про­стые пра­ви­ла для бл­эк­д­же­ка. Вме­сто слож­ной ком­би­на­то­ри­ки и под­сче­та карт, тре­бу­ю­ще­го вы­да­ю­щей­ся па­мя­ти, он свел всю свою слож­ную науку в набор при­ми­тив­ных шагов.

По­дой­ди­те к столу, где иг­ра­ют в бл­эк­д­жек. Ве­ди­те счет. Нач­ни­те с нуля. До­бав­ляй­те по еди­ни­це для силь­ных карт, вы­чи­тай­те для сла­бых; осталь­ные на счет не вли­я­ют. Про­сто мыс­лен­но при­бав­ляй­те и убав­ляй­те счет­чик, и, когда число по­лу­ча­ет­ся боль­шим, ставь­те боль­ше, а когда ма­лень­ким — мень­ше. Если вы мо­же­те са­мо­сто­я­тель­но за­вя­зать шнур­ки и найти до­ро­гу до ка­зи­но, у вас не будет про­блем с этой так­ти­кой.

При ис­поль­зо­ва­нии но­си­мо­го ком­пью­те­ра для игры в ру­лет­ку ре­а­ли­за­ция пре­иму­ще­ства иг­ро­ка ока­зы­ва­ет­ся столь же про­стой — слож­ность в со­зда­нии и ис­поль­зо­ва­нии при­бо­ра.
За­од­но Торп от­крыл фор­му­лу, ко­то­рую се­год­ня мы бы на­зва­ли ва­ри­ан­том ме­то­да Бл­эка-Шо­ул­за (все дело в пиаре, я бы на­звал ее фор­му­лой Ба­ше­лье-Тор­па). Но его ра­бо­та была слиш­ком про­ста, и тогда никто не понял, какой это мощ­ный ин­стру­мент. В наше время всем, кто тор­гу­ет на свой страх и риск, по­нят­но, что управ­ле­ние фи­нан­са­ми — важ­ней­ший ас­пект де­я­тель­но­сти. Чтобы ре­а­ли­зо­вать свое кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство, нужно оста­вать­ся на плаву. Как ска­зал Уо­р­рен Баф­фетт: «Чтобы пре­успеть, нужно сна­ча­ла вы­жить».
В первую оче­редь и любой ценой нужно из­бе­гать банк­рот­ства. Нужно непре­рыв­но со­блю­дать ба­ланс между до­хо­да­ми и рис­ка­ми, и имен­но риск опре­де­ля­ет, на­сколь­ко может быть ре­а­ли­зо­ва­но ваше кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство. Метод проб и оши­бок: эту гра­ни­цу нужно дви­гать по­сте­пен­но. Уче­ные, как недав­но по­ка­за­ли Оле Пи­терс и Мюр­рей Гелл-Манн, не по­ни­ма­ли, что, по­сколь­ку в ре­аль­ной жизни важ­ней­ший при­о­ри­тет — не ра­зо­рить­ся, то ре­аль­ные игор­ные и ин­ве­сти­ци­он­ные стра­те­гии ра­ди­каль­но от­ли­ча­ют­ся от книж­ных.

Как мы уже об­су­ди­ли, ад­ми­ни­стра­то­ры, ис­поль­зуя в ка­че­стве ры­ча­га дру­гих уче­ных, пла­тят им за услож­не­ние, а не за упро­ще­ние мира. Они изоб­ре­ли со­вер­шен­но бес­смыс­лен­ную тео­рию по­лез­но­сти (и де­сят­ки тысяч работ на эту тему так и пы­лят­ся в биб­лио­те­ках). Они при­ду­ма­ли, что тео­ре­ти­че­ски можно с бес­ко­неч­ной де­та­ли­за­ци­ей спро­гно­зи­ро­вать бу­ду­щие цены — как будто най­ден­ные се­год­ня кор­ре­ля­ции не могут зав­тра из­ме­нить­ся. Чтобы сфор­ми­ро­вать порт­фель в со­от­вет­ствии с со­вре­мен­ной фи­нан­со­вой тео­ри­ей нужно всего лишь знать рас­пре­де­ле­ние ве­ро­ят­но­стей для всех ак­ти­вов, а также точ­ную функ­цию по­лез­но­сти ка­пи­та­ла — до конца вре­мен. И нигде не оши­бить­ся (ошиб­ки оцен­ки де­ла­ют си­сте­му бес­смыс­лен­ной)! Да че­ло­век хо­ро­шо если знает, что будет есть зав­тра на обед! Метод Кел­ли-Тор­па не тре­бу­ет ис­поль­зо­ва­ния сов­мест­но­го рас­пре­де­ле­ния или функ­ции по­лез­но­сти. На прак­ти­ке нужно знать от­но­ше­ние ожи­да­е­мой при­бы­ли к мак­си­маль­но воз­мож­но­му убыт­ку, и по­сте­пен­но ме­нять па­ра­мет­ры, чтобы из­бе­жать краха. Вот и все.
Идеи Торпа и Келли были от­верг­ну­ты эко­но­ми­ста­ми, несмот­ря на их прак­ти­че­скую при­вле­ка­тель­ность — им хо­те­лось общей тео­рии, объ­еди­ня­ю­щей цены на любые ак­ти­вы, ми­ро­вые со­бы­тия и так далее. Го­во­рят, что из­вест­ный пат­ри­арх со­вре­мен­ной эко­но­ми­ки, Пол Са­му­эль­сон, якобы счи­тал Торпа лич­ным вра­гом. Ни одна из работ этих эко­но­ми­стов в веках не оста­нет­ся; ра­бо­тать на ре­зуль­тат или на одоб­ре­ние кол­лег — это, оче­вид­но, раз­ные стра­те­гии. Так что се­год­ня весь мир де­лит­ся на две части. Одни эко­но­ми­сты ре­гу­ляр­но разо­ря­ют­ся, а если бо­га­те­ют, то обыч­но за счет вы­со­ких ко­мис­сий за управ­ле­ние чу­жи­ми день­га­ми, а не за счет непо­сред­ствен­ной тор­гов­ли. Вспом­ним, как элита фи­нан­со­вых эко­но­ми­стов в лице Long Term Capital Management по­тер­пе­ла пол­ный крах в 1998 году — они по­те­ря­ли на­мно­го боль­ше, чем могли во­об­ра­зить в со­от­вет­ствии со своим наи­худ­шим сце­на­ри­ем. Дру­гие ме­то­ды раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся спе­ци­а­ли­ста­ми по тео­рии ин­фор­ма­ции, вклю­чая таких пи­о­не­ров как Торп, и прак­ти­ку­ют­ся трей­де­ра­ми и трей­де­ра­ми-ма­те­ма­ти­ка­ми. Явно или неяв­но имен­но ими поль­зу­ет­ся любой успеш­ный ры­ноч­ный спе­ку­лянт (при­ме­ры: Рей Далио, Пол Тюдор Джонс, Renaissance Technologies и даже Goldman Sachs). Я го­во­рю «любой», по­сколь­ку Пе­терс и Гелл-Манн по­ка­за­ли, что те, кто ду­ма­ет иначе, в ко­неч­ном итоге ста­но­вит­ся банк­ро­том. Так что если вы, ска­жем, уна­сле­до­ва­ли от по­кой­но­го дя­дюш­ки мил­ли­он, имей­те в виду: су­ще­ству­ет стра­те­гия, ко­то­рая поз­во­лит вам удво­ить на­след­ство и ни­ко­гда не зна­ко­мить­ся с про­це­ду­рой банк­рот­ства.
Торп навел меня еще на одну муд­рую мысль. Мно­гие успеш­ные спе­ку­лян­ты после пер­вой неуда­чи скры­ва­ют­ся под кры­лом круп­ных струк­тур — они ходят в офис, по­се­ща­ют утрен­ние со­ве­ща­ния, пьют кофе и сле­дят за кор­по­ра­тив­ны­ми ин­три­га­ми. Они за­ра­ба­ты­ва­ют день­ги, теряя кон­троль над соб­ствен­ной жиз­нью. Но Эд не из таких. После раз­ры­ва от­но­ше­ний с парт­не­ра­ми и за­кры­тия его фирмы (по неза­ви­сев­шим от него при­чи­нам), он не стал со­зда­вать новый ме­га­фонд. Он со­зна­тель­но огра­ни­чил свое уча­стие в управ­ле­нии чу­жи­ми день­га­ми. Эд мог бы пред­по­честь уют и без­опас­ность боль­шой ком­па­нии, где за счет своей ре­пу­та­ции он при­вле­кал бы огром­ные внеш­ние ка­пи­та­лы и по­лу­чал со­лид­ные ко­мис­си­он­ные.
Но такой путь под­хо­дит не всем. Хо­ро­шо быть неза­ви­си­мым, но в круп­ной кор­по­ра­ции с вли­я­тель­ны­ми кли­ен­та­ми это невоз­мож­но. Иметь дело с ве­ро­ят­но­стя­ми и так непро­сто, а тут еще при­хо­дит­ся учи­ты­вать че­ло­ве­че­ские ка­при­зы. Ис­тин­ный успех — это отказ от бес­смыс­лен­ной по­го­ни за бо­гат­ством в поль­зу ду­шев­но­го спо­кой­ствия. Торп это хо­ро­шо по­ни­мал. Самая нерв­ная долж­ность в его жизни — глава ма­те­ма­ти­че­ско­го фа­куль­те­та Ка­ли­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та в Ир­вине. Он ни­ко­гда не терял кон­тро­ля над своей жиз­нью. На­вер­ное, имен­но по­это­му при нашей встре­че в 2016 году он вы­гля­дел мо­ло­же, чем в 2005-м.


Profile

skysmith: (Default)
skysmith

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
141516 17181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios