skysmith: (привет)
[personal profile] skysmith

Слово "социализм" давно и надёжно табуировано в отечественных СМИ.Причины прозрачны. Тем более занятно отвлечься на время от звуков шаманских бубнов и молодецкого посвиста фюреров ведущих ток-шоу, этого непрерывного телемероприятия, которое уместнее было бы назвать ток-шоппингом, поскольку в его рамках неизменно покупается сам зритель.

Socialism does not have a common meaning. Different people include different things in it. However the basic thinking is the same, i.e.; the government should have control over economic activities, and private ownership of land and capital abolished or put under tight restrictions.
What is Socialism? Socialism: A political and economic theory that a country’s land, transport, natural resources and chief industries should be owned and control by the whole community or by the state, and the wealth should be equally distributed.

«Восточный социализм» вполне мог предполагаться. Эта идея была распространена после Октябрьской революции в определенной части элит мусульманского мира – это российские социал-демократы мусульманского происхождения, представители либерально-националистических течений начала 20 века: младотурки, младоалжирцы, младотунисцы, младобухарцы, младохивинцы, татарские и башкирские социалисты, азербайджанские левые националисты, дагестанские советские шариатисты. В 1920-е гг. в советской России проводились съезды мусульман, на которых многие революционеры сидели рядом с муллами и вместе с ними провозглашали лозунг «веры, свободы и национальной независимости». Нередко в пропаганде большевиков проводился тезис о совместимости и взаимодополняемости шариата и коммунизма. Ввиду этого часть мусульманского духовенства даже выдвинула лозунг: «За Советскую власть, за шариат!». В 1921 году «советских шариатистов» открыто поддержали «сам» нарком по делам национальностей И. В. Сталин и руководивший партийной работой в Азербайджане С. М. Киров. В 1922 году, когда новый подъем исламского повстанчества, во многом спровоцированный «немедленной коммунизацией», вновь охватил Кавказ, Татарию, Бухару и Хорезм, большевики пошли на уступки, восстановив ранее ликвидированные в Средней Азии шариатские суды, вернув мечетям и медресе отобранное имущество, возродив управление вакфов, пятницу вместо воскресенья в качестве выходного дня, выборность имамов и т. п. В декабре 1923 года было даже проведено совещание мулл под лозунгом «Советская власть не противоречит исламу». Во многом так продолжалось до конца 20-х годов.

В ходе этого политического диалога С. М. Киров разъяснял позиции ЦК РКП(б) и советской власти относительно ислама примерно следующим образом: «если речь идет о шариате трудящихся и угнетенных, советская власть ничего не имеет против такого шариата», а если это «шариат помещиков и эксплуататоров», то такой шариат «нам не нужен».
Большевики пытались играть на исламском поле, внедряя собственные понятия. Хотя, казалось бы, чем должны отличаться эти два шариата? Ведь шариат имеет внеклассовый смысл.
В более раннюю эпоху мы сталкиваемся с проблемой восприятия мусульманского общества деятелями Просвещения, которое было неоднозначно. Самый известный памятник, посвященный исламу, – сатира Вольтера «Магомет», где он в образе деспота (Магомета) бичевал, как принято считать, не столько азиатский, столько европейский деспотизм. Но это была не единственная тенденция. В XVI – первой половине XVII века, когда Османская империя была на вершине своего могущества и расцвета и называлась Блистательной Портой, существовало мощное османофильское движение в Европе, прежде всего среди тех, кто был недоволен политикой европейских правителей, и тех, кто был склонен к социально-утопическим взглядам. Ранние европейские социально-политические утопии во многом могли быть навеяны тем образом Османской империи, который существовал благодаря османофилам в европейских кругах.
Представителям третьего сословия очень импонировал характер османского общества как общества социально ориентированного, где человек не оказывается обездоленным и маргинальным.

Даже такая «варварская» (с точки зрения современного европейца) практика, как институт девширме, когда в завоеванных османами балканских странах юноши из христианских сел принудительно рекрутировались и получали статус дворцовых рабов (капыкулу), из которых формировался янычарский корпус. Тем не менее очень многие на Балканах пытались протолкнуть своих детей в девширме, рассчитывая таким образом на будущие выгоды, проистекающие из грядущей военной карьеры своего отпрыска. Османская империя представлялась многим европейским диссидентам и обездоленным близким к идеалу обществом, которое, благодаря социальной справедливости и патернализму, процветает, в то время как Европа раздирается феодальными войнами. С османофильством было связано ренегатское движение, когда европейские ремесленники и инженеры переходили на османскую службу, принимали ислам и занимали высокие позиции в социальной иерархии.
Противоречивость в восприятии мусульманского общества существовала всегда, и у этого противоречия есть и религиозные корни. Существует исламская полемика с христианством. С другой стороны, в доосманскую эпоху ислам, приходя на христианизированные территории, не истреблял христианство, а накладывался на христианский бэкграунд как новый исторический слой. Это видно по памятникам архитектуры. Например, мечеть Омейядов в Дамаске, достроенная вокруг римской базилики. В какой-то период в одной части здания была церковь, где молились христиане, в другой – мечеть. До сих пор там сохраняется почитаемое христианами захоронение главы Иоанна Крестителя.

Когда здание было выкуплено, вокруг базилики была достроена мечеть, колоннада и галереи. Видно, насколько органично исламский пласт достроился к христианским субстратам. Этого нельзя сказать об обратном процессе – относительно Реконкисты в Испании. В Альгамбре, что под Гранадой, строились королевские дворцы, которые выглядели на фоне общего комплекса крайне неорганично. Или же католический храм, который так неудачно был встроен в Кордовскую мечеть, что, по преданию, император Карл V сказал архитектору: «Вы построили то, что можно было построить где угодно, и разрушили то, что было единственным в мире».
Важно отметить, что наряду с догматической полемикой существовала практика повседневного взаимодействия и взаимовлияния, которая выработала идею совместного существования и комплементарности двух систем.
Периодически их сближало противостояние иудаизму – третьей ветви авраамической религии.
Иудаизм, о котором традиционно умалчивают в контексте исламо-христианских взаимоотношений, – прямой наследник библейской религии, двумя другими версиями которой являются ислам и христианство. До христианства о талмудическом иудаизме говорить нельзя. Он формируется именно как осуждение базовой идеи христианства о страданиях и искуплении Христа, в его практику входит поругание Девы Марии и высмеивание непорочного зачатия как блуда. Иудаизм присутствует в том же объеме в троичной модели, и исламо-христианская полемика не происходит без участия третьей составляющей, позиция которой оказывает решающие влияние на то, во что претворится эта полемика – в диалог, сотрудничество, или превратится в противостояние.

Здесь уместно заметить, что, к примеру, арабское завоевание Испании во многом было обеспечено поддержкой иудеев, которые преследовались вестготами и католической церковью, правившими в Испании накануне арабского завоевания.
На этой территории была сильная еврейская диаспора, сформировавшаяся в эллинистическом мире, которая расселилась в основном в бывших колониях финикийцев. Это прослеживается в топонимике: испанский город Картахена назван в честь Карфагена. По путям старой торговой династии после вавилонского пленения там расселились евреи. Евреи, приветствуя веротерпимость первых мусульман, приветствовали их завоевание, поскольку при мусульманах они получали вполне понятный статус «зиммиев» – автономной самоуправляющейся общины, которая должна была выплачивать налоги за свою безопасность и независимость.
В низах христианского испанского общества накануне завоевания массовой поддержкой пользовалась так называемая арианская ересь, которая отрицает догмат о троичности Бога, воспринимает Христа как пророка, посланника Божьего, а не воплощение Бога, и в этом смысле максимально близка исламу. Отдельный вопрос – насколько иудаизация доарабской Испании является фактором, поддерживающим арианство, которое также преследовалось христианской церковью. Ариане также поддержали арабское завоевание, в основном приняли ислам и составили в арабской Испании слой «муалледов» – мусульман местного происхождения.
Взаимодействие религий, таким образом, оказалось гораздо сложнее, чем просто лобовое столкновение.
Вроде бы ислам тоже ветвь авраамического древа, однако она не совпадает с теми акцентами, которые расставляются на других ветвях. Невозможно провести однозначно прямую линию и сказать, что одно понятие в христианстве полностью соответствует другому в исламе. Не получается объяснить этот феномен и с помощью постхристианских терминологии и категорий. Остается только один вариант – объяснить эту культуру исходя из её собственных категорий.
Полностью здесь
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

skysmith: (Default)
skysmith

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
141516 17181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 08:04 pm
Powered by Dreamwidth Studios